str-dir-shra1

 

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Главная >> О библиотеке >> Кабинет научного руководителя >> Интервью и выступления >>  Круглый стол "Публикация книг в интернете: правовые и организационные вопросы"

 

Генеральный директор ГПНТБ России Яков Шрайберг рассказал о состоянии НЭБа сегодня, а также о том, почему доступ к научно-образовательной литературе должен быть открытым и что для этого предпринимают библиотеки.

В августе я заканчиваю свой второй срок работы в комитете ИФЛА по авторскому праву и другим юридическим вопросам. Сейчас мы совместно с РГБ, ВГБИЛ имени М.И. Рудомино и рядом других организаций создали новую Национальную библиотечную ассоциацию “Библиотеки будущего”, и вопросы авторского права включены в наши приоритеты.

Наша библиотека, ГПНТБ России, всегда была приверженцем соблюдения авторских прав. При этом в советское время, когда не было сканеров, но был ксерокс, у ГПНТБ России была одна из самых сильных служб копирования: у нас были мощные ксероксы, мы обслуживали не только Москву, но и практически всю страну. Многие терпеливо стояли в очереди для того чтобы сделать ксерокопию, отдав, если я правильно помню, три копейки за страницу – ведь читатель, когда приходит в библиотеку, всегда хочет уйти с чем-то.

Тогда ксерокс заставил задуматься многих наших юристов. Да, откопировать книгу целиком считалось неприличным, но на некоторых эти границы приличия воздействовали все же не так сильно, как выход четвертой части Гражданского кодекса. Поэтому читатели приходили и спокойно копировали полкниги, одну треть, вторую треть, а некоторые – самые наглые – копировали еще и обложку, переплетали и получали целиковые издания, и при этом, заметьте, тогда никакого нарушения закона не было.

Когда появились первые работы по электронным библиотекам, а мы с В.В. Терлецким, А.И. Земсковым и В.Р. Фирсовым написали, я думаю, первую книжку по авторскому праву в преддверии выхода четвертой части Гражданского кодекса, для читателей библиотек наступило страшное время, потому что многие библиотеки просто закрыли некоторые формы обслуживания. Скажем, электронная доставка документов – один из источников небольшого, но стабильного дохода для библиотеки – была остановлена, потому что прямое прочтение закона не позволяло создать электронную копию даже одной страницы без согласия правообладателя. Правда, лазейки были всегда. Так нашлось понятие “временная технологическая копия” – все это есть и сейчас – при этом, на какой срок рассчитана эта “временная” копия – не определено; так появились “малообъемные фрагменты” – до сих пор непонятно, какое количество страниц считается “малым объемом” – пять, десять, двадцать? Оставаясь где-то на границе закона, библиотеки продолжали обслуживать читателей.

В 2015 году со всеми поправками, которые вышли, стало легче; я говорю, конечно, о категории “наука и образование”: у нас читатель получает самое важное – возможность унести с собой на любом носителе статью или, может быть, какой-то фрагмент монографии, учебника – это основные запросы читателя. Главное, что продолжает оставаться в поле зрения тех, кто обязан соблюдать закон, и тех, кто заинтересован в вопросе кровно, – речь, в первую очередь, об авторах – это недопущение несанкционированного электронного копирования книг целиком.

Мы ведем, пусть и не всегда успешно, борьбу за то, чтобы все электронные публикации научно-образовательного толка начиная с диссертаций, были открыты для всех интересующихся. Здесь и заключена главная проблема, потому что диссертация до сих пор является, как правило, предметом авторизованного доступа. Да, если человек приходит в Российскую государственную библиотеку или обращается в виртуальные читальные залы РГБ в других библиотеках, он может получить доступ к тексту диссертации, но со своего любимого дивана он туда не войдет, как бы ни хотелось – это, конечно, проблема, и даже в тех же изменениях в законе, которые были только что приняты, есть четкое позиционирование – из помещения библиотеки.

ГПНТБ России является участником ряда проектов, которые на федеральном уровне существуют в стране. Их не так много: НЭБ является федеральным проектом министерства культуры, а три-четыре других являются минобровскими. Например, ЭКБСОН, электронный каталог библиотек системы образования и науки,  – проект Министерства образования РФ. Сегодня это 530 университетов и научных организаций, ресурсы которых доступны через единый узел, – узел ГПНТБ России. Есть и другие проекты: Карта российской науки, Научный архив – новая система открытого доступа, создатели которой поставили себе амбициозную задачу: собрать все, что можно, и все, что спрашивается – диссертации, авторефераты, и дать возможность авторам депонировать рукописи на новом уровне. К сожалению институт депонирования почти закрылся, – раньше им занимался ВИНИТИ –  сейчас мы снова создаем его, кстати, с тем же ВИНИТИ вместе. И, конечно, проект подразумевает полную стыковку с ресурсами Национальной электронной библиотеки. Хотелось бы, чтобы ресурсы, в том числе и “КиберЛенинка”, которая сама является большим и интересным ресурсом – мы бы видели в открытом доступе.

Сегодня на пути к открытому доступу есть два главных “подводных камня”: во-первых, это все-таки желание многих владельцев ресурсов получать за это деньги. Нужно пояснить: да, ЛитРес продает художественную литературу – пусть кто хочет читать детективы и любовные романы в электронной форме, платит за это. Но основы математического анализа или теорию устойчивости надо читать бесплатно – это наша принципиальная позиция. И во-вторых, – это, конечно, не до конца сегодня, на мой взгляд, прописанный в нашем законодательстве вопрос открытых лицензий. То, что выпустили статью 1286 – это хорошо. А вот у Creative Commons, по которой сейчас работают многие системы открытого доступа, существует шесть видов открытых лицензий – у нас об этом мало кто знает. Я интуитивно чувствую – может быть, я и ошибаюсь, – что все-таки вопросы свободных лицензий, в частности, Creative Commonds, должны быть тщательнее прописаны хотя бы на уровне подзаконных актов. Все равно мы придем к глобальной системе открытого доступа. Обратной дороги нет. Это наша концепция, мы отстаиваем ее в НЭБе, мы будем предоставлять ее в обновленном виде на конференции ЛИБКОМ в ноябре 2016 года в Суздале.

 

Руководитель Ресурсного центра Проектно-учебной лаборатории антикоррупционной политики НИУ ВШЭ Марина Амара:

-        Почему другие библиотеки так мало вовлечены в НЭБ?

Законодательно НЭБ только что был принят – об этом даже не все знают. В его концепции еще не прописаны многие вещи. Очень серьезный вопрос сейчас стоит с программно-технологическим обеспечением: обсуждается переход на отечественное программное обеспечение. Мы не сразу присоединились к организации НЭБа: у самых истоков стояли РГБ в лице Виктора Васильевича Федорова, РНБ – в лице Владимира Николаевича Зайцева, и через год к ним присоединилась наша библиотека. Таким образом, изначально всю идеологию НЭБа закладывали не мы, закладывала РГБ. Долгое время все было прекрасно: три библиотеки интегрировали свои ресурсы, читатели, которые приходили к нам, могли бесплатно пользоваться в том числе и залом диссертаций РГБ. Потом было принято решение о значительном расширении НЭБа, а ведь оснащенность библиотек – разная. Например, в нашей библиотеке уже 20 лет нет печатных каталогов: с 1992 года мы работаем с электронными каталогами в полуэкспериментальном режиме, а с конца девяностых – мы забыли о том, что бывает как-то иначе, и полностью перешли на компьютерные каталоги. В нашем же музее выставлены два каталожных куба, чтобы не забывать недавнее прошлое.   А в НЭБ входят библиотеки, где электронный каталог мог быть установлен совсем недавно. Разный уровень специалистов, разная оснащенность.

На самом деле, в стране есть не то что недопонимание, а даже некоторое неприятие НЭБа. Ведь Национальная библиотечная ассоциация “Библиотеки будущего” появилась не на пустом месте: мы хотели уйти от ортодоксального взгляда на развитие библиотечного дела, а Российская библиотечная ассоциация не стала активно продвигать те проекты, которые сегодня нужны, особенно – в образовании и науке. Например мне, будучи вице-президентом РБА, не удалось добиться многого из того, чего бы мне хотелось.

НЭБ, как мощная система, конечно, имеет большую перспективу, но много надо работать как внутри самого НЭБа, так и с нашими библиотеками. Я считаю, что это – путь к Открытому доступу. Он должен быть свободный и бесплатный для всех пользователей. Тогда это будет настоящий проект национального масштаба, тогда будет понятно, для чего это нужно.