Научная революция в химии XVIII века: концептуальная структура и смысл.

Автор: -

Источник: Журнал "Вопросы истории естествознания и техники" /ВИЕТ/, 1994, N 3. C. 24-54.

Тематика материала: Научные революции; история химии в XVIII в.; история науки во Франции XVIII в.; открытие кислорода; теория флогистона; история эксперимента; философия и методология естествознания; биография А.Л. Лавуазье.

Реферат: Сущность научных революций нередко сводят к различного рода озарениям, открытиям, ниспровержениям устаревших теорий и т.п. Между тем, любая глубокая перестройка науки - это, прежде всего, длительный процесс трансформации мышления ученых, в ходе которого они учатся ставить принципиально новые исследовательские задачи и, благодаря этому, обнаруживать закономерности и связи нового типа. По мнению автора статьи широко распространенное отождествление "химической революции" последней четверти XVIII в. с открытием Антуаном Лавуазье /1743-1794/ кислорода и решительным отказом ученого от флогистонной теории горения, поверхностно и не учитывает того, что эти научные достижения были неразрывно связаны с радикальным изменением взглядов на понятия химической элементарности и агрегатного состояния вещества, на химическую роль воздуха, а также на задачи ученого при исследовании превращений веществ. При этом, как показал анализ работ Лавуазье за 1772-1777 гг., - в том числе, лишь недавно обнаруженных рукописей, - ученый, проводя свои знаменитые опыты, не только не отбрасывал флогистонную теорию, но наоборот, активно ее использовал и развивал. Даже в статьях конца 1777 г., когда Лавуазье впервые вводит термин "кислотообразующее начало" /кислород/, он делает это в рамках развитой им флогистонной теории воздуха, согласно которой флогистон мог находиться лишь в воздухе, а не в сжигаемых телах. Важнейшей частью осуществленной Лавуазье революции был не столько отказ от флогистона, сколько радикальный перемотр взглядов на горение, которое рассматривалось как процесс распада сложных веществ на более простые. В результате, простыми веществами стали считаться не окалины, кислоты и т.п., а металлы, фосфор, сера. Соответственно, горение должно было теперь пониматься не как распад, а как соединение. В то же время, Лавуазье не мог просто так отбросить столь укорененный в мышлении взгляд на горение как распад. Поэтому первоначально кислород рассматривался ученым как та часть воздуха, которая как раз и распадается при горении, выделяя содержащийся в ней флогистон. Окончательно с идеей этой субстанции Лаувазье смог порвать лишь к середине 80-х гг., когда начало формироваться новое понимание химических элементов, а качественный и количественный состав вещества как основа для объяснения его химических свойств.