Харитонович Д.Э. Изобретательство и ранние формы инженерной деятельности. - Вопросы философии. 1985. №2. С. 91-102.

Автор: Харитонович Дмитрий Эдуардович - кандидат исторических наук, ВНИИ искусствознания Министерства культуры СССР.

Источник: Харитонович Д.Э. Изобретательство и ранние формы инженерной деятельности. - Вопросы философии. 1985. №2. С. 91-102.

Тематика материала: наука и техника в средние века; научная революция 16-17 вв.

Реферат: Статья посвящена исследованию предыстории возникновения инженерной деятельности. Генезис этой деятельности исследователи связывают с появлением мануфактурного и машинного производств, то есть с эпохой Возрождения. Предыстория же возникновения инженерной деятельности разворачивалась еще в античности. Однако после краха Римской империи эта деятельность (как некая социальная доминанта, а не просто любое строительство) пресеклась, так что ее истоки следует искать в европейском Средневековье. Непосредственным предшественником инженерного дела было средневековое ремесло. Расцвет инженерного дела приходится на Новое время. Основу этого дела составляют изобретательство, применение научных знаний (или научного метода) и организация производства. В статье рассматриваются лишь первые два аспекта инженерной деятельности, поскольку инженер как организатор производства - это фигура существенно более поздняя, возникающая лишь в середине 19-го века. При этом особый интерес у автора статьи вызывает вопрос о том, как именно в повседневную практику средневекового ремесленника, который работал "на глазок" (даже архитекторы, для которых геометрия была скорее моделью космоса, чем средством расчетов) и руководствовался интуицией и выработанными навыками, а не точными знаниями, могла войти наука. Серьезные трудности вызывает и осмысление того, как именно происходило изменение отношения к изобретательству, которое в средние века считалось прерогативой не индивида, а Бога или, в крайнем случае, сообщества (например, цеха). Даже занимаясь несомненным изобретательством, люди полагали, что лишь усовершенствуют уже существующее, а не конструируют нечто новое. При этом ярко выраженные новации (например, имитирующие действия человека автоматы) нередко рассматривались людьми Средневековья как проявление колдовства. Автор статьи считает, что место науки в системе ремесленного знания занимал миф. Сам по себе никакого отношения к научному знанию он не имел, однако наличие хоть какой-то объясняющей теории или квазитеории позволило впоследствии включить в техническое знание иную, научную объяснительную систему и тем самым сделать это знание инженерным. Что же касается индивидуального изобретательства, то теологический образ Бога-конструктора позволил впоследствии (в эпоху Ренессанса, когда формируется концепция божественности человека) сделать возможным образ инженера. С социально-экономической точки зрения возникновение инженерного мышления обязано переходу от цехового ремесла к мануфактуре, от ручного искусства к машинной индустрии. Распад цехов разорвал связи мастера с ему подобными и привел к перестройке его личности, сделав ее одинокой, не связанной с коллективной традицией, исключавшей индивидуальное творчества как новаторство. (Считалось, что настоящий мастер проявляет себя, виртуозно овладевая всеми традициями.) В заключение автор подчеркивает, что не столько развитие научных знаний - они были еще вполне средневековыми, - сколько разрушение мифа как идеологии слитного коллектива впустило науку внутрь непроницаемой системы взглядов средневекового ремесленника. И не столько развитие техники - многие важные изобретения были сделаны еще в средние века, - сколько замена Бога-творца человеком-творцом (а потом и человеком-работником) позволила мастеру присвоить себе божественную прерогативу - изобретательство - и самому начать становиться инженером.