Фролова Е.А. Проблема метода в наследии Ибн Сины. - Вопросы философии. 1980. №9. С. 87-98.

Автор: Фролова Евгения Антоновна - кандидат философских наук, Институт философии АН СССР.

Источник: Фролова Е.А. Проблема метода в наследии Ибн Сины. - Вопросы философии. 1980. №9. С. 87-98.

Тематика материала: наука и техника в средние века; наука и религия; наука и культура; научное творчество; биография Ибн Сины (Авиценны).

Реферат: Статья посвящена анализу истоков и особенностей научного метода выдающегося ученого средневекового Востока Авиценны (Абу Али Ибн Сины). Актуальность такого анализа обусловлена глубоким интересом исследователей к выявлению черт, определяющих структурное отличие арабо-мусульманской средневековой мысли, и в частности мысли научной, от научного знания предшественников ( прежде всего ученых античности), а также западноевропейских ученых Нового времени. Творчество Ибн Сины (980-1037) разворачивалось внутри научно-философской традиции античности, представленной учением об элементах Эмпедокла, пифагорейской математикой, идеями Платона, философским и естественнонаучным наследием Аристотеля, в том числе его системой логики. Претерпев ряд трансформаций в концепции неоплатонизма, традиция античности продолжала оставаться методологической и мировоззренческой базой развития научного знания для ученых средневекового Востока, работа которых проходила в условиях господства мусульманской теологии. При этом религия составляла не только обстановку, в которой творили и с которой должны были считаться ученые. Она конституировала их духовный склад, формировала методологию их научного исследования. Прежде всего это находило выражение в представлении об универсальном исходном принципе, рождающем последующее многообразие чувственного мира. Всякая конкретная вещь выступала как воплощение этой универсальности, единой высшей сущности. Именно последняя является подлинной причиной вещи. Через вещь верховная сущность обнаруживает себя, свою полноту и совершенство и возвращается на небо. Поэтому и человеческое познание, исследуя сущностные отношения вещей, обнаруживает в них божественное начало и оказывается в конечном счете способом божественного самопознания. Воздействие такого религиозного мировосприятия сказалось и на концепции Ибн Сины, который считал, что даже практические науки должны нас учить тому, что мы должны делать, чтобы устроить наши дела в этом мире и чтобы можно было надеяться на спасение в том мире. В то же время логика научных исследований с неизбежностью вела к столкновению принципов науки и религии. Поэтому наука должна была выработать собственную, внутренне согласованную систему достоверных концептов, которая могла бы противостоять притязаниям религиозной догматики. Основой такой системы для Ибн Сины стала логика, выступавшая как инструмент организации знаний, полученных при помощи умозрения и опыта. При этом ученый полагал, что даже прорицания имеют вполне земную, хотя и чрезвычайно редкую в человеке природу, позволяющую их обладателю сжать весь сложный путь перехода от восприятия к обобщению в единовременный акт постижения. Но это значит, что и мысль пророка в скрытом и сокращенном виде проходит все этапы работы обычного логически структурированного сознания. В силу этих причин Ибн Сина, как и другие его предшественники и современники, предлагал начинать изучение наук именно со знакомства с логикой, которая должна играть центральную роль в методах различных исследований. Повышенное внимание к логике позволяло арабским ученым избегать погружения в примитивный эмпиризм и разрабатывать такие методы теоретического анализа, как мысленный эксперимент, доказательство от противного, критика исходного тезиса путем его доведения до абсурда и т.п. Тем самым арабские ученые продолжили работу, начатую их античными предшественниками, доводя при этом авторитет Аристотеля чуть ли не до обожествления. В то же время чрезмерная вера в логику препятствовала глубокому анализу опытного знания и превращению последнего в научный эксперимент. Такое превращение удалось осуществить лишь в ходе научной революции 16-17 вв., однако роль арабских ученых в ее подготовке вряд ли может быть оспорена.