Игры сталинской демократии и идеологические дискуссии в советской науке: 1947-1952 гг.

Автор: Кожевников Алексей Борисович - кандидат физико-математических наук, Институт истории естествознания и техники РАН.

Источник: Кожевников А.Б. Игры сталинской демократии и идеологические дискуссии в советской науке: 1947-1952 гг. - ВИЕТ. 1997. №4. С.26-58.

Тематика материала: Социология науки; этнографический анализ науки; история советской науки; наука и политика; научная политика в СССР; репрессии против советских ученых.

Реферат: В период с 1947 по 1952 гг. во многих научных учреждениях СССР были проведены так называемые идеологические дискуссии, главная цель которых состояла в том, чтобы подчинить советских ученых полному партийному контролю. Среди этих идеологических кампаний наибольшую известность приобрела Августовская сессия ВАСХНИЛ 1948 г., на которой Д.Т.Лысенко провозгласил полную победу "мичуринской биологии", что повлекло за собой разгром отечественной генетики. К счастью для советской науки результаты других дискуссий /в философии, физике, физиологии, экономике и т.д./ оказались менее разрушительными, а в лингвистике даже позитивными, т.к. учение о языке Н.Я.Марра, представлявшее полный аналог "лысенковщины" в биологии, было отвергнуто в пользу традиционной и международно признанной сравнительной лингвистики. Пытаясь выявить истоки непоследовательности и идеологической хаотичности этих дискуссий, проводимых в рамках единой, жестко контролируемой Сталиным политической кампании, автор статьи использует особые, этнографические методы анализа, предполагающего изучение жизни различных сообществ, включая сообщества ученых, с позиций их собственной логики. С этой целью исследуются такие явления партийной жизни как "критика", "критика и самокритика", "дискуссия", "обсуждение" и др. с тем, чтобы выявить их роль в создании и развитии властных структур Советского Союза. Так, многие приемы и методы "внутрипартийной демократии" являлись важным инструментом контроля над руководителями среднего и даже высшего звена. В обычных условиях они должны были выступать как высший и непререкаемый авторитет для своих подчиненных, однако периодически на собраниях, проходивших с участием представителей власти более высокого уровня, эти руководители были вынуждены подвергаться критике "снизу", исход которой далеко не всегда был предопределен и оставлял свободу для маневра как для "верхов", так и для "низов". В послевоенные годы, когда советское руководство осознало исключительную государственную важность науки и сделало многое для повышения социального статуса ученых /они вошли во властные структуры/, научные учреждения были подчинены гораздо более жесткому, чем раньше, идеологическому и, что важнее, внутрипартийному контролю. Обязательным элементом последнего являлось участие во всевозможных "дискуссиях", представлявших ритуализированную форму борьбы за власть, которая постоянно велась в условиях сталинского режима.