Лайус Ю.А. Взаимоотношения науки, практики и политики (на материале промысловой ихтиологии 1930-х гг.). - Науковедение. 1999. №3. С. 163-177.

Автор: Лайус Юлия Александровна - научный сотрудник Санкт-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники РАН.

Источник: Лайус Ю.А. Взаимоотношения науки, практики и политики (на материале промысловой ихтиологии 1930-х гг.). - Науковедение. 1999. №3. С. 163-177.

Тематика материала: история биологии в СССР; научно-техническая политика в СССР; наука и идеология.

Реферат: Промысловая ихтиология - отрасль прикладной зоологии, разрабатывающая подходы и методы управления рыбными промыслами и их прогнозирования, начала быстро развиваться во многих странах в первой трети ХХ в. Особое внимание было обращено в СССР на развитие этой науки в начале 1930-х гг., когда промысел рыбы стал занимать существенное место в экономике страны: за счет его увеличения пытались компенсировать недостаток продуктов животного происхождения, вызванный упадком животноводства вследствие коллективизации. В данной статье исследуется участие советских ученых в развернутом в начале 30-х гг. промысле сельди на Мурмане. Этот промысел был беспрецедентным по своим масштабам и кратковременности, а также по приданному ему политическому значению. Колоссальные заходы сельди в губы Мурмана в первой половине 1930-х гг. совпали с началом развития государственной рыбной промышленности на Севере. Это совпадение и послужило источником повышенного интереса, иллюзий и разочарований, связанных с промыслом сельди на Мурмане. Нрегулярность подходов сельди к берегам Мурмана была давно известна местному населению. ЕЕ промысел на Баренцовом море, в отличие от Белого, оставался случайным и не был существен для населения. В России 95% уловов сельди приходилось на Каспийское море, более половины всей потребляемой сельди ввозилось из-за рубежа. С приходом советской власти ее импорт практически прекратился, но она оставалась излюбленным дешевым продуктом питания самых широких масс населения. В продуктовых карточках "сельдь" нормировалась отдельно от "рыбы" и занимала четвертый пункт в таблице после хлеба, крупы и мяса. Не удивительно поэтому, что проблемой ловли сельди на Мурмане занимались такие государственные деятели, как С.М.Киров и А.И.Микоян. Вокруг этой проблемы была поднята шумиха, подробно рассмотренная в статье на основе материалов из архивов и периодики того времени. Руководители не желали прислушиваться к предупреждениям ученых о случайном характере появления сельди в этих местах. Ученых обвиняли в саботаже, некоторых из них арестовали. Между тем весна 1935 г. стала последним сезоном прибрежного лова сельди на Мурмане. По приказу Микояна был организован ее промысел в открытом море. В результате "мурманскую" сельдь начали ловить у берегов Шпицбергена, а в послевоенные годы - главным образом у берегов Исландии. При этом выяснилась правота тех ученых, которые считали, что в Баренцево море иногда заходит сель, нерестилища которой находятся у северно-восточного побережья Норвегии.