Белогвардейские листовки в фондах РНБ

The White Guard Leaflets in the Russian National Library

Білогвардійські листівки у фондах РНБ

Михеева Г.В.

Российская национальная библиотека, Санкт-Петербург, Россия

G. V. Mikheeva

Russian National Library, St. Petersburg, Russia

Г.В. Міхєєва

Російська національна бібліотека, Санкт-Петербург, Росія

К числу важных источников воссоздания истории Гражданской войны относятся белогвардейские листовки. В РНБ сохранилась их богатейшая коллекция, собранная в период власти Колчака Н. В. Яковлевым (ок. 2500 назв.). В 2000 г. опубликован каталог этой уникальной коллекции, ставший солидной базой для подлинного описания этого переломного периода в жизни страны. Издание этого фундаментального каталога позволяет ставить вопрос о раскрытии фондов других хранилищ и создании сводного каталога белогвардейских листовок.

The White Guard leaflets constitute a significant resource for the one studying the Civil War in Russia. A unique collection of these leaflets is held by the Russian National Library. It was compiled by N. V. Yakovlev and amounts to 2500 titles. The catalog of this collection, which was published in 2000, constitutes a substantive base for a true description of this dramatic period in the country’s life. Publication of the catalog allows us to speak about opening the holdings of other libraries and compiling a union catalogue of the White Guard leaflets.

До числа важливих джерел відтворення історії Громадянської війни відносяться білогвардійські листівки. В РНБ збереглася їх найбагатша колекція (біля 2500 назв.) періоду влади Колчака, зібрана М.В.Яковлевим. У 2000 р. опубліковано каталог цієї унікальної колекції, що став солідною базою для істинного опису цього переломного періоду в житті країни. Видання такого фундаментального каталога дозволяє порушити питання про розкриття фондів інших сховищ і створення зведеного каталога білогвардійських листівок.

В истории России XX столетия нет другого хронологического периода, который был бы в такой степени насыщен драматическими событиями, связанными с расколом общества, с переломом в судьбах отдельных личностей, всего народа в целом, каким был период Гражданской войны 1917—1922 гг.

Среди возможных источников для воссоздания объективной истории периода Гражданской войны выделяются листовки. Именно они являются самым массовым, самым распространенным, самым оперативным и нередко несущим самую достоверную и неповторимую информацию видом печати переломных периодов развития страны. Фактически они служат своеобразной летописью событий. К числу невостребованных и неизученных источников следует отнести белогвардейские листовки, а между тем достоверно известно, что белогвардейские листовки издавались огромными тиражами. Хотя их и пытались собирать, тем не менее огромное количество белогвардейских листовок безвозвратно погибло в огне революции и Гражданской войны, было уничтожено по идеологическим и политическим соображениям в 1930-е и последующие годы.

Тем более ценной является коллекция листовок, изданных на территориях антибольшевистских правительств в 1917—1920 гг., сохранившаяся в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге. В целом собрание насчитывает ок. 2500 названий, значительную часть его составляют листовки, изданные на территории Поволжья, Урала и Сибири в период власти Верховного правителя А. В. Колчака (св. 1800 назв.).

Весь массив сохранившихся в коллекции листовок можно характеризовать по разным параметрам. По целям они прежде всего реализовывали задачи контрпропаганды среди населения России и красноармейцев, агитации и пропаганды среди военнослужащих белых армий и населения на территориях антибольшевистских правительств, при этом умело сочетались задачи просвещения с политическими лозунгами. По читательскому назначению листовки были рассчитаны на определенные группы: военнослужащих, рабочих, крестьян, женщин, молодежь, верующих, предназначались для переброски через линию фронта.

Конкретные цели и читательское назначение определяли и особенности стиля листовок. Среди них есть официальные документы (приказы, постановления, объявления, распоряжения и т. д.), пламенные воззвания и призывы, байки и сказы. Многие рассчитаны на примитивное политическое сознание низших военнослужащих и крестьянского населения.

Издательское и типографское оформление листовок также диктовалось их целями и задачами и напрямую зависело от особенностей и условий их публикации. Во многих случаях в листовках не приводилось указаний на место издания. Особенно это касалось листовок, выпущенных армейскими передвижными типографиями, в которых место издания штабных и корпусных листовок сознательно опускалось, чтобы не раскрывать дислокацию воинских подразделений и их издательств и типографий.

Листовки, обращенные к населению, печатались, как правило, на одной стороне листа, несмотря на дефицит бумаги, так как одним из способов их распространения было развешивание и расклеивание на стенах домов, деревьев, заборах и т. д. Наряду с хорошей бумагой, военные, особенно фронтовые, условия вынуждали использовать дешевую газетную бумагу; в ход шли даже хранившиеся с дореволюционных времен односторонние бланки, на обороте которых печатались листовки, талоны на продукты питания, обложки школьных тетрадей и т. п. Наблюдалось большое разнообразие в отношении размеров листовок — от 10х12 см до огромных плакатного типа 96х58 см. Крупный формат имели лишь агитационные листовки, что позволяло использовать большое разнообразие шрифтов различных гарнитур и размеров. Это облегчало восприятие текста, развешенного на стенах.

Закономерно возникает вопрос о происхождении коллекции и о том, каким же образом она оказалась в фондах Российской национальной библиотеки. Официальных актов, проливающих свет на историю поступления листовок этого региона в Публичную библиотеку, не сохранилось. Однако обращает на себя внимание то, что большая часть сибирских листовок имеет штамп “Российская Книжная Палата”.

Тщательный анализ архива Российской Книжной Палаты, находящегося в ЦГАЛИ СПб, привел к выводу, что история создания коллекции листовок, сохранившейся в Российской национальной библиотеке, связана с именем Н. В. Яковлева (1891—1981). Известный литературовед, участник Пушкинского семинария С. А. Венгерова, один из его учеников и последователей, Яковлев осенью 1917 г. поступил на работу в недавно организованную Книжную Палату, которой руководил Венгеров.

В марте 1918 г. Яковлев прибыл в Самару как представитель Петроградской Книжной Палаты в этом городе. Оставшись в Самаре после мятежа Чехословацкого корпуса, он организовал книжную палату в составе информационного отдела Комуча. Самарской книжной палате удалось собрать достаточно полно листовки, вышедшие в Поволжье в этот период, и переправить их в Палату в Петроград. После падения власти Комуча Яковлев был командирован в Омск в октябре 1918 г., где также развернул работу по созданию книжной палаты этого региона.

15 мая 1919 г. Российское (Омское) правительство А. В. Колчака приняло постановление “Об учреждении Временного бюро Книжной палаты и краевых ее отделений”, в соответствии с которым Яковлев стал директором этого бюро. Оставшись в Омске и после восстановления Советской власти, Яковлев продолжал до февраля 1920 г. сбор сибирской печати. По неоднократно повторяющимся упоминаниям, коллекция в середине 1920 г. стала переправляться в Петроград, в Книжную Палату. Дальнейшая судьба коллекции многие годы была неясна, следы ее потерялись.

Немногим сотрудникам в Публичной библиотеке было известно, что в недрах спецхрана с давних времен лежали папки с антисоветскими листовками. Они не были занесены в инвентарь, не имели шифров, тем более никогда не были описаны и исследованы и хранились, образно говоря, “навалом” как неотъемлемая часть фонда специального хранения, до которой вряд ли когда-нибудь дойдут руки. “Руки дошли” в 1993 г., когда началась разборка и тщательное изучение этих материалов. Сличение помет и номеров на них с номерами в описях сибирской печати и поволжских изданий, сохранившихся в ЦГАЛИ СПб, а также наличие на многих штампов “Книжная Палата” позволяют утверждать, что это именно то собрание Н. В. Яковлева, которое поступило в Петроград в 1920 г. Яковлев вошел впоследствии в историю литературы как один из исследователей творчества А. С. Пушкина и М. Е. Салтыкова-Щедрина, однако не меньшее значение для сохранения единой российской письменной культуры, отечественной печати имеет собранная им уникальная коллекция антибольшевистских листовок.

С 1993 г. в течение пяти лет велась планомерная работа по описанию коллекции антибольшевистских листовок, сохранившейся в фондах Российской национальной библиотеки. При отсутствии объективной истории Гражданской войны во многих случаях приходилось действовать методом “от противного” — выяснять по тексту, какие факты были связаны с деятельностью красноармейских соединений, и, изучая их военные действия и дислокацию, устанавливать противоборствующие им “белые” части. Немало сложностей вызывала датировка документов, идентификация имен, определения авторства, выяснение взаимосвязи воинских частей и их подразделений, вплоть до отдельных полков. Проводилось соотнесение текстов и их частей, опубликованных в разных листовках, предпринимались попытки разыскать публикации текстов в газетах того времени и т. д.

Листовки богаты фактами, событиями и лицами. Неоспорима их ценность как исторического источника в исследованиях по государственному, экономическому, культурному строительству, военно-политическим и идеологическим аспектам белого движения. Для книговедов они представляют уникальный материал по истории издательского дела на территориях антибольшевистских правительств, во многих случаях впервые предоставляя сведения о типографиях и издательствах “белой” России. Особую ценность сохранившаяся в Российской национальной библиотеке коллекция имеет как исторический источник для изучения региональной истории, включая историческое краеведение, прежде всего позволяя существенно обогатить фактологическую базу историков-краеведов сведениями о различных аспектах местной жизни на Севере России, в Поволжье, на Урале, в Сибири.

К настоящему времени опубликованный каталог является первой известной нам попыткой научного описания массива антибольшевистских листовок такого масштаба. Составители каталога хотели бы привлечь внимание всех лиц, общественных организаций, государственных учреждений, располагающих любым количеством антибольшевистских листовок периода Гражданской войны, и пригласить их к обсуждению вопроса о создании сводного каталога этого вида издания, в основу которого мог бы быть положен настоящий каталог. В совокупности с выходящим сводным каталогом “советских” листовок, он мог бы стать своего рода памятником всем жертвам той братоубийственной войны, существенно расширить источниковую базу исследователей и внести определенный вклад в создание подлинно научной истории Гражданской войны в России.