Вторая мировая война и судьбы российских библиотек: каталог утрат

World War II and Russian Libraries: the Gap Catalog

Друга світова війна і долі російських бібліотек: каталог втрат

Мазурицкий А.М.

Московский государственный университет культуры и искусств, Москва, Россия

Матвеева И.Г., Михеева Г.В.

Российская национальная библиотека, С.-Петербург, Россия

Alexander M. Mazuritsky

Moscow State University for Culture and Arts, Moscow, Russia

I.G. Matveev and G.V. Mikheeva

Russian National Library, St. Petersburg, Russia

О.М. Мазурицький

Московський державний університет культури і мистецтв, Москва, Росія

І.Г. Матвєєва, Г.В. Михєєва

Російська національна бібліотека, Санкт-Петербург, Росія

 

Освещается работа по созданию многотомного справочно-информационного издания “Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период второй мировой войны”.

The experience in acquiring voluminous reference information “Union Catalog of Cultural Values Carried off and Lost in the Period of the World War II” is described.

Висвітлюється робота по створенню багатотомного довідково-інформаційного видання “Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период второй мировой войны”.

 

С 1998 г. Министерство культуры Российской Федерации начало публиковать многотомное справочно-информационное издание “Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период второй мировой войны”. Издание “Сводного каталога…” осуществляется Редакционным советом во главе с заместителем министра культуры РФ П. В. Хорошиловым, руководителем Департамента по сохранению культурных ценностей министерства культуры А. И. Вилковым и заместителем начальника отдела Департамента по сохранению культурных ценностей Н. И. Никандров.

Среди пострадавших объектов культуры на оккупированных территориях оказалось огромное число библиотек, единому книжному фонду страны был нанесен непоправимый ущерб. Исчез, пропал безвозвратно, без следа целый пласт национальной культуры, который ничем уже не восполнить и не компенсировать, который даже в виде простого перечня, не говоря уже о каталоге, мы никогда не сможем опубликовать.

Подготовка тома, посвященного похищенным и утраченным российским книжным ценностям, весьма актуальна не только как своеобразное подведение итогов давно, казалось бы, прошедших дней.

Великая Отечественная продолжает напоминать о себе не только болью наших российских утрат, но и спорами о судьбе культурных ценностей, в том числе и книжных собраний, других государств, перемещенных после войны в бывший Советский Союз. Современное, цивилизованное решение этих взаимосвязанных проблем немыслимо без создания реестров как тех, так и других потерь. Однако за пределами России не очень охотно любят говорить о российских книжных потерях. Особый интерес проявляется лишь к оказавшимся в России немецким книгам и попыткам любыми способами доказать неправомерность их вывоза и обязательность одностороннего возврата. Подобный подход вряд ли может быть признан научным и ведущим к конструктивному диалогу.

Во многих европейских странах уже созданы каталоги, отразившие их книжные утраты в период второй мировой войны. Их главная цель — добиться международного признания самого факта хищения или утраты книжных ценностей и способствовать розыску и возвращению на родину пропавших произведений печати. Без полного реестра книжных потерь России не может быть и речи о целенаправленном поиске и возвращении потерянного Россией в годы гитлеровского лихолетья. Без него невозможен цивилизованный справедливый диалог с другими странами в решении дальнейшей судьбы перемещенных книжных собраний.

С 2000 г. по решению Министерства культуры Российской Федерации в Российской национальной библиотеке началась работа по подготовке тома “Сводного каталога…”, посвященного утратам российских библиотечных собраний.

Естественно из-за давности лет не представляется возможным составить полные списки, отражающие характер наших книжных утрат.

Очередной том справочно-информационного издания “Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период второй мировой войны”, подготовленный в Российской национальной библиотеке, представляет собой первую попытку собрать воедино документальный материал о книжных утратах России в годы Великой Отечественной войны.

Исследуя проблему потерь российских библиотек нельзя обойти вниманием процесс перемещения книжных фондов через пункты передислокации. На территории бывшего Советского Союза было шесть основных пунктов — в Курске, Кенигсберге, Таллинне, Вильнюсе, Рига. Существовали и мало известные пункты. Например, через специальные склады п. Синявино (Ленинградской обл.) прошли сотни книг двоорцовых библиотек. Как правило. книжные фонды проходили два-три из названных пунктов. Например, книги Воронежского университета — через Курск, Тарту; книги Гатчинского дворца — Кенигсберг и Ригу; Новгородские фонды были подвергнуты отбору и описанию в Риге и Вилюнюсе.

Процесс выявления перемещенных и утраченных книжных ценностей затруднен из-за ситуации, сложившейся в России после окончания войны с организацией возвращения ценностей. Книжные фонды библиотек возвращались через различные учреждения, самым крупным пунктом передислокации было Центральное Хранилище музейных фондов Ленинградских пригородных дворцов под руководством А.М.Кучумова. Оно существовало в Павловске до 1956 г., далее оставшийся фонд был законсервирован и передан в ведение Павловского дворца-музея. Среди законсервированного на 55 лет фонда находились десятки тысяч книг дворцовых библиотек. После 1948 г. все книжные коллекции, поступившие в Центральное Хранилище музейных фондов, рассылались по различным музеям и другим организациям, но, к сожалению, далеко не всегда цельной коллекцией по месту предыдущего местонахождения и. Так, например, коллекция книг Гатчинского дворца-музея была разбросана по 15 учреждениями Ленинграда.

Сведения о книжных потерях для первой готовой к изданию части тома были предоставлены шестью регионами, подвергшимися оккупации. Материал в каталоге сгруппирован в алфавите наименований областей, краев и регионов. Создатели каталога сочли для себя возможным взять за основу административно-территориальное деление РСФСР по состоянию на конец Великой Отечественной войны (май 1945 г.). Для принятия такого решения были известные основания, так как административно-территориальное деление страны неоднократно менялось даже в период войны, особенно активизировался этот процесс в последующие годы. Во многих случаях материал об утратах основывался на данных из трофейных немецких архивов, прежде всего на сведениях из архива Оперативного штаба “Рейхсляйтер Розенберг”, в котором списки вывозимых книжных ценностей зачастую приводились по существовавшим в период войны регионам.

Списки потерь каждого региона предваряются обзорной статьей, посвященной истории библиотек этой области в период Великой Отечественной войны, действиям оккупационных властей и различных подразделений, уничтожавших и вывозивших книжные ценности из конкретных библиотек и музеев. При написании этих очерков использовались печатные и архивные источники, а также сведения, предоставленные библиотекарями и краеведами бывших оккупированных территорий.

Списки потерь в пределах каждого региона приведены по тем библиотекам и музеям, из которых были вывезены книги. Наименования учреждений (библиотек и музеев) даны в их современном варианте. В тех случаях, когда учреждения, лишившиеся своих фондов или отдельных изданий, предоставили в распоряжение составителей любые опознавательные владельческие знаки своих библиотек (экслибрисы, наклейки, штампы, пометы и т. д.), эти знаки воспроизводились непосредственно после обзорных статей перед списком конкретных потерь того или иного хранилища.

В пределах списка выделено два основных ряда книжных потерь: издания кирилловского шрифта и издания на иностранных европейских языках. В каждом из них материал расположен в прямой хронологии. Тем самым в начале каждого списка можно найти сведения о наиболее ценных и ранних по годам издания книгах.

Особо необходимо охарактеризовать процесс работы составителей с материалами, присланными регионами. Точных библиографически выверенных перечней списков потерь практически нигде не сохранилось. Этим во многом объясняется отсутствие до настоящего времени как полного свода потерь, так и реестров по отдельным учреждениям. В период военных действий либо восстановления разоренных регионов вести точный учет было немыслимо. Изначальные списки, предоставленные регионами, носят характер обрывочных сведений со множеством ошибок и опечаток, зачастую заглавия изданий на иностранных языках переведены на русский язык, фамилии авторов искажены.

Группа составителей Российской национальной библиотеки провела кропотливую и сложную работу по библиографической идентификации и уточнению сведений об утраченных регионами изданий. При этом использовался весь круг доступных справочных средств и изданий: каталоги, картотеки и фонды Российской национальной библиотеки, национальные библиографические указатели, отраслевые и ведомственные справочные и библиографические издания. Через Интернет осуществлялся поиск сведений об изданиях во всех банках данных библиотек всех континентов, немаловажные сведения удалось получить, в частности, из каталогов Консорциума крупнейших европейских библиотек. В результате сложнейшего библиографического поиска оказалось возможным идентифицировать подавляющее большинство утраченных изданий. По некоторым регионам это удалось сделать практически полностью. Тем не менее, в отдельных случаях изначально поступивших сведений оказалось недостаточно для полной идентификации того или иного издания. Сведения о таких книгах приведены в конце каждого списка потерь в разделе “Библиографически не идентифицированные”. Отражение даже таких неполных и неточных обрывочных данных в каких-то случаях позволит продолжить поиск и возможно со временем идентифицировать утраченные книжные ценности.

На последнем этапе работы все библиографически уточненные и систематизированные списки были направлены в библиотеки, приславшие сведения о своих потерях. Только проверка на местах и подтверждение, что каждое из включенных изданий действительно было утрачено в период Великой Отечественной войны, служили основанием для отражения библиографической записи о нем в настоящем каталоге.

В библиографической записи составители отражали все особенности конкретных утраченных библиотеками изданий: любые сведения о пометах, штампах, инвентарных номерах, переплете. Только такие сведения могут оказать неоценимую помощь при точной идентификации каждого конкретного утраченного экземпляра.

Списки каждого региона сопровождаются иллюстративным материалом, характеризующим конкретные утраченные издания. Иллюстрации выполнены в Российской национальной библиотеке на основе имеющихся в ее фондах изданий. Иллюстрирование проводилось только при абсолютной идентификации имеющихся изданий с теми утратами, которые понесли библиотеки. Ограниченные рамки каталога не позволили проиллюстрировать все издания, кроме того, в фондах даже такой библиотеки, как Российская национальная, нет значительного числа изданий, утраченных в библиотеках оккупированных регионов. Это еще одно свидетельство ценности и невосполнимости книжных потерь библиотек России.

В отдельных списках, присланных с мест, содержались сведения и об утрате рукописных документов. Отдавая себе отчет в том, что подобного рода материал не относится к числу книжных потерь, составители сочли возможным поместить сведения о них в конце каждого списка в разделах “Рукописные документы” в том виде и форме, как это было отражено в поступивших материалах. Возможно, даже такая обобщенная информация может послужить основой для дальнейшего поиска и идентификации наиболее ценных утраченных рукописных документов.

Работы по выявлению книжных потерь нашей страны, по сути, начинается на современном этапе заново с использованием принципиально новых подходов: от обобщенных данных о разрушениях к поиску конкретных утраченных изданий.

Хотелось бы надеяться, что выход в свет настоящего каталога не оставит равнодушным библиотекарей России как из других регионов, утративших свои книжные ценности, так и из регионов, не подвергшихся оккупации. Мы хотели бы призвать к конструктивному диалогу и наших зарубежных коллег. Только путем взаимовосполнения утрат в наших библиотеках мы можем ликвидировать в той или иной степени последствия войны, всегда опустошительной и безжалостной к книжным ценностям. Кто знает, может быть наши общие усилия, направленные на восстановление наших конкретных библиотек, будут именно тем важным условием невозможности повторения ужасов войны в будущем.